Pandora Hearts

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts » Подача анкет » Пробные посты


Пробные посты

Сообщений 31 страница 60 из 67

31

Замечательно.
Принята.

0

32

Тема для игрока Oz Bezarius:

Прошло уже несколько часов с тех пор, как Пандора обвинила Оза в нападении на Великие Дома. Мальчику не дали ни возразить, ни оправдаться - слепое правосудие всё решило без него... И, видимо, не один он знал, что не виновен, ибо в тишине ночи он услышал голоса своих друзей, что пришли на помощь... Зачем? Неужели ради него вновь кто-то рискует? Да и неужели всё настолько плохо, его не оправдали? Да и услышал он и звуки пришедших противников...

0

33

Правосудие. Какое, в Бездну, правосудие? Ему даже не дали и слова сказать, хотя, что бы он мог выдвинуть в свою защиту? Ведь многие, кто видел эти нападения, могут подтвердить, что среди цепей была девочка Алиса или, в своем другом обличии, Черный Кролик. Нет, Оз верил ее словам – та ничего подобного не помнила, но… Кто же тогда совершил все эти нападения? И почему именно дом Безариусов так и не атаковали? Сейчас мальчику ничего не оставалось делать, как думать. Безоговорочно Пандора приговорила его к временному домашнему аресту в одной из квартир штаба. Кажется, кто-то  сильно постарался, чтобы парнишка совсем не смог найти аргументов, доказывающих непричастность юного Безариуса к нападениям. Только самые верные друзья, те, кто был всегда с ним рядом, продолжали верить мальчику, и это теплило душу. Потеряв последнюю надежду как-то выкрутиться, Оз решил позвать Джека. Но сколько бы мальчик не взывал, тот не откликался. Джек так давно молчал, и на этот раз тоже не стал откликаться. Что ж, придется решать все самому – только как?
Пустая квартира, задернутые занавески на окнах, мебели не особо много, только все самое необходимое. Уже два часа как на улице стемнело. Оз прошелся туда-сюда по комнате, сложив руки за спиной. И как быть? Все просто не умещается в голове. Мысли грузно давили на него, накапливаясь с ужасающей быстротой. Сев на стул, Оз выглянул в окно – толку то, все небо затянуто тучами, что ничего не разберешь. В эту минуту ему показалось, что он маленький мальчик, сидящий в пустой комнате, боится спросить у отца, почему тот избегает своего сынишку. Поджав ноги к груди и обхватив колени руками, Оз еще больше стал похож на того мальчишку, каким был раньше. Люди терпят боль, потому что боятся перемен. Стало немного страшно – неизвестность пугала, а теперь еще мысли дурные полезли в голову. Разве могла Алиса сама так поступить, даже, если, это была и она? Я не верю, нет… Такое чувство, что даже стены и потолок начинают давить; как ужасно быть запертым, словно какой-то зверь в клетке. Ну, хорошо, если они так хотят, пусть. Я не стану сопротивляться – иначе это лишь больше докажет им, что я как-то причастен к происшествиям. В конце концов, все как-нибудь само разрешится, ибо действовать опасно… Жизнь сто раз может перемениться, однако у нас всегда останется возможность её испортить.
Оз не хотел поддаваться страху, но чувствовал, что волнение сильнее его. Во всем виновата ночь, – подумал он. День тренировал чувство, а ночь развивала ум, расширяла воображение, обостряла фантазию, пробуждала память и напрочь меняла всю шкалу ценностей. Кажется, я начал понимать, почему большинство людей по ночам спит. Так проще жить. Так куда проще. Он прислушался к ночным шорохам. Невообразимое множество картин и звуков дня ночью сокращалось до вполне приемлемых количеств. Ночью они становились отдельными и независимыми, переставали смешиваться со всем остальным; кроме того, ночью происходило то, что вряд ли могло произойти днем. Странно, могу поклясться, будто слышал голоса… Шумно вздохнув, Оз прижался лбом к коленям, а рядом и в самом деле послышалось чье-то бурчание. Сначала мальчик насторожился, в мыслях пронеслось множество вариантов – от возвращения членов Пандоры до нападения недоброжелателей. Но, увидев обладателей голосов, юный Безариус даже немного опешил, резко вскакивая со стула.
- Брейк? Шерон-тян? Гилберт? – зеленые глаза широко распахнулись, но все же в глубине души он был рад вновь их видеть. – Но… как же?
Почему они пришли за мной? Опять они рискуют ради меня. А вдруг… Вдруг все оборачивается настолько ужасно, что его пришлось вот так вот вытаскивать? Однако ничего разузнать не удалось, поскольку на игровом поле возникли новые фигуры – Баскервили. Конечно, куда же без них. Мальчик бросил на них недовольный взгляд – сколько можно! Но вот, теперь предстоит сперва избавиться от них, и только потом бежать. Алисы не было рядом; Оз не мог сражаться, он понял это, когда Гилберт загородил его своей спиной…

+1

34

замечательно.
Принят

0

35

Тема для игрока Gilbert Nightray:

Сабрие... Ваша группка только-только прибыла туда, а Алиса уже ищет приключений на свою голову... Она полезла в самую дыру, а душа же Гилберта страдает в потёмках собственного сознания - стоить ли убивать эту Цепь, из-за которой Озу стало так больно? Или же её смерть принесёт ещё больше страданий? Стучат в висках и горькие слова Винсента, предшествующие этому... И вдруг под ногами девочки трескается земля, готовая низвергнуть её вниз - в смерть.

0

36

Sharon Rainsworth написал(а):

Тема для игрока Gilbert Nightray

Сабрие… Столица мира, некогда красивейший, величественный город превратился в заброшенные руины. В памяти людей навсегда отложилась не красота соборов, дворцов и парков, а зловещая история про обрушившийся в Бездну город. Обидно идти по развалинам и представлять, что же было всего столетие назад на месте заброшенной территории, зоны отчуждения. Дома на границе с пропастью искривились, и если бы не яркий дневной свет, создавалось бы ощущения попадания в преддверие Бездны.
Гилберт машинально шагал по выщербленной дороге, огибая уцелевшие обломки строений, и следил за спиной впередиидущих. Позади остался экипаж – путь к отступлению. И, хотя Найтрей собирался защищать Оза до последней секунды, он прекрасно понимал, что в Сабрие можно ожидать чего угодно. Рассчитывая даже на поддержку Брейка и Алисы, надо предусмотреть все варианты.
«Этот глупый кролик… - Гил исподлобья глянул на идущую впереди девушку. - Стоп, а где она?»
Алисы уже и след простыл. Вот Брейк идет и очередную конфету разворачивает, что-то объясняя молодому Вессалиусу, тот переспрашивает, явно пытается понять. Ворон непроизвольно напрягся – ничего хорошего от Зарксиса ждать не приходится, опять что-нибудь сболтнет, а ему, Гилу, потом расхлебывать. До сих пор мужчина не мог понять, что же на уме у Шляпника, хотя и знал того уже чуть больше десяти лет.
Откуда-то из-за поворота раздался приглушенный шум, заставивший всех напрячься, а Гилберта схватиться за пистолет. Но источником оказалась всего лишь пытавшаяся куда-то залезть Алиса.
«Глупый кролик! – Найтрей зло сверкал глазами из-под широких краев шляпы. – Как же меня раздражает эта Цепь!..»
Еще в первую встречу у Ворона возникло искушение отправить Кровавого Кролика обратно в Бездну. Или просто убить. Эта мысль посещала мужчину чем дальше тем чаще. Видя переживаемую Озом боль от печати, время от времени сдвигавшую смертоносные стрелки, зная последствия завершения круга, Гил понимал, что надо что-то делать. Ночью Ворон просыпался в холодном поту, а перед глазами все еще стояли картины проваливающегося на самый нижний уровень Бездны Вессалиуса. Самым эффективным и простым выходом было устранить проблему – саму Алису. Для Гила это не составляло труда, как считал сам мужчина. Только вот было единственное «но» - сам Оз и его привязанность к этой Цепи. Найтрей совершенно не понимал, как можно настолько сдружиться с порождением Бездны, воспринять его как кого-то родного, согласиться потакать и даже защищать.
Гил угрюмо наблюдал за тем, как Алиса с важным видом что-то говорила Озу, потом отвесила подзатыльник и начала втолковывать по новой, а Вессалиус только смеялся и кивал.
«Прав Винс, эта Цепь погубит Оза, - в кои-то веки Найтрей был полностью согласен с братом. – Почему же…»
Почему, стоит только Ворону взяться за пистолет и настроиться на устранение Кролика, перед глаза всплывает тепло улыбающийся Алисе Оз? И каждый раз револьвер так и остается в кобуре. А Гилберт опять разрывается между желанием спасти господина и возможностью сделать еще хуже. Ведь, убей Найтрей Алису, та нежная улыбка, которой так дорожит мужчина, может исчезнуть, а на смену придет глухая печаль или, что еще хуже, ненависть. Однажды Гил уже видел, каких трудов стоило выкарабкаться Вессалиусу из состояния безысходности после слов отца. И Ворон ни в коем случае не хотел повторения такой ситуации, но ведь печать незаконного контрактора с груди так никуда и не денется…
На душе у Гила было темно и тяжело, а сам мужчина был похож на грозовую тучу. Мало того, что он разрывался между Домами Найтреев и Вессулиусов, так теперь еще и глупый кролик.

Тем временем Алиса уже успела опять куда-то деться, и только Гил заметил, как она заворачивала за угол покореженного дома.
«Ну и куда она опять собралась?» - Найтрей нахмурился и пошел следом, намереваясь оттащить вредную девчонку обратно. Но тут…
На глазах у растерявшегося Ворона под ногами у Кролика просто-напросто разрушился камень, и из открывшегося отверстия повеяло холодом Бездны. Гил еще ничего не успел сообразить, а тело само рванулось к девушке.
- Алиса! – свой собственный голос Найтрей узнал с трудом.
«Почему же я так за нее переживаю?» - успела промелькнуть последняя мысль, а Гилберт уже схватил Цепь за руку и изо всех сил потянул на себя.

Отредактировано Gilbert Nightray (2011-05-03 14:53:02)

+3

37

Отлично
Принят

0

38

Тема для игрока Jack:

Алиса... Такая милая и забавная девочка. И почему же её так долго держат в заточении в этой башне? Неужели она могла совершить нечто плохое? Джек всё смотрел, как она радостно к нему подбегает, но на лбу проступил пот, стоило ему заглянуть через глаза в самую душу этой девочки - почему же она так изменилась?.. А тот ли это человек?..
И вновь приходится задавать извечный вопрос - почему?..

0

39

Теплый июньский ветерок, медленно сменялся ураганом, и погода портилась на глазах. Тучи будто появлялись из неоткуда, закрывая собой солнечные лучи. Становилось прохладно, что Джеку приходилось кутаться в свой плащ. Кулек, что он принес с собой, был крепко и надежно прижат к груди.
Что же это такое творится? Надеюсь, Алиса не боится грозы, и разрешит мне остаться у нее... Уверен, дождь будет длиться долго.
Усмехнувшись своим мыслям, парень быстро поднялся по винтовой каменной лестнице, но что-то говорило ему, что заходить не надо. Было темно, хотя обычно из открытой двери комнаты лился слет, и это помогало подниматься. Но В этот раз приходилось брать с собой факел, который, как думал Джек, оставил тут Глен. Замедлив шаг, он настороженно приоткрыл дверь, которая, к глубочайшему удивлению, была закрыла. Пройдя внутрь, парень на миг остановился, чтобы его глаза привыкли к темноте. Более - менее видя дорогу, Безариус прошел мимо разбросанных вещей, и раскрыв зашторенные окна, обернулся. Кулек чуть не выпал из его рук, и, пошатнувшись, Джек ужаснулся. Перед ним, на диване, лежала Алиса, одетая во все черное. Запрокинув ногу, которая была перевязана атласной темной лентой, на спинку, она мирно спала, но почему-то Джеку казалось, что это лишь иллюзия.
-Алиса? - пробормотал он, но имя его любимицы не было похоже на имя из-за того, что челюсть парня онемела от ужаса, - Ты ли это?
Сделав пару шагов, он остановился. Алиса открыла глаза, и смотрела на него радостными глазами. Да, это была все та же радость, что Джек пришел к ней, как и обещал. Вскочив, она побежала к нему, улыбаясь. Улыбка, жесты, даже манера смеяться - все это было не то. Натянув улыбку, Безариус смотрел на нее, и обняв, погладил по волосам. Пот на его лице выдавал отчаяние. Воля Бездны, кажется, еще сильнее любила Джека, чем Алиса, и возможно любила по-настоящему, как взрослая.
Но разве такое возможно? Хотя.. Это же Воля Бездны... Ее силы безграничны... Хотя такое уже ведь было с Алисой, и не раз... Почему я не могу привыкнуть? Боюсь? Нет. Может...
-Я тебе кое-что принес, Алиса,- Джек с трудом выговорил любимое имя, смотря в эти фиалковые глаза.
-Да, а что?- отвечал холодный голос, который как иголка проникал в самую глубь, раня сердце.
Достав кулек, парень присел на корточки, став по росту чуть ниже девочки. Протянув его ей, он смотрел на Алису, наблюдая за ее реакцией. Убрав бумагу с немного тяжелой вещицы, Воля Бездны раскрыла глаза от удивления и восхищения. В ее ручках была шкатулка в форме сердца. Одна ее половинка была золотая, другая - серебряной. Прямо как Алиса,- подумал Джек, опустив голову. Шкатулочка была украшена драгоценными камешками, а на ее крышке было выгравировано: Любимой Алисе в День ее рождения.
-Прости меня, я опоздал с подарком. Но как говорится- лучше поздно, чем никогда.
Обняв его, девчушка сама припала на колени, уткнувшись носиком в его жабо. Было еле слышно, как она всхлипывает. Это плакала настоящая Алиса. Безариус понял, что она не может ответить, когда телом владеет это существо. Прижав к себе хрупкое дитя, он поцеловал темную макушку, при этом мысленно извиняясь за то, что не уследил и не уберег дорогого ему ребенка.
За окном уже властвовала ночь. Как и думал Джек, дождь все не прекращался, и, кажется, в его планах не было конца. Тишину нарушал лишь его танец по земле, да треск полена в камине. Алиса тихо посапывала на диване, прижимая к себе любимого кота. А Джек тем временем сидел напротив огня, облокотившись спиной на диван. Порой он смотрел на лицо Алисы, и его охватывала одна и та же мысль: кем она проснется завтра?

0

40

Отлично.
Принят

0

41

Лили насупилась. Со стороны семьи это было подло. Причём очень подло.
- Королева Червей напекла кренделей…
Она ведь член семьи. Так почему же её мнение не учитывается? Почему она должна идти на миссию, когда остальные обсуждают важные вещи? Она ведь тоже должна в этом участвовать! Это ведь также важно. Хотя с другой стороны, найти юного Вессалиуса также важно.  А значит, сейчас следовало сесть и всё серьёзно обдумать. С одной стороны, можно было закатить истерику по тому поводу, что она тоже хочет на собрание. А с другой – послушаться приказа и отправиться на поиски.
- В жаркий-жаркий летний денёк…
Да, всё-таки найти Оза Вессалиуса важнее. И тем самым она покажет им что она не маленький ребёнок, что её мнение также в будущем стоит учитывать! Ведь всё-таки обидно, что с ней так обошлись.
Лили присела на ствол дерева, склонившегося к самой земле, и расправила плащ. Сейчас её личико отражало действие мысли. Да, сейчас ей следовало обдумать важное решение, которое повлияло бы на её дальнейшие действия и сторону, в которую она пойдёт. А сторон было две – либо в сторону особняка, где она точно бы устроила истерику по тому поводу, что её отправляют куда-то и не пускают на собрание, или в сторону города, где она бы начала искать зацепки для поиска мальчишки.
- А валет Червей все семь кренделей уволо~ок… - нёсся над заброшенным садом её голосок.  Наконец она уткнулась в широкую спину Брандашмыга, обхватив руками его шею.
- Брандашмыг, вот ты как думаешь – важно, что меня не взяли на собрание или нет? – поглядев на его уши, звонким голосом поинтересовалась Лили у своей Цепи. Тот неопределённо рыкнул, повернул голову и ткнул контрактора носом в бок. Лили радостно рассмеялась, почесав его за ухом.
- Ладно, сейчас пойдём за Озом, а по приходу поговорим с ними насчёт собрания! – наконец заявила Лили, соскакивая с шершавого ствола и поправляя чуть сбившийся плащик. Пёс, казалось бы, вздохнул. Младшая из Баскервиллей вновь рассмеялась.
- Думаю, Лотти даже поддержит нас! – подумав, добавила девочка, потискав Цепь. После она, расправив руки, как крылья, побежала по траве на выход из парка.
- Злая королева отрубила голову ему… Голову долой! Голову долой! – над деревьями вновь разнёсся звонкий смех Лили, который постепенно затих, исчез в неизвестности…

Отредактировано Lily Baskerville (2011-04-30 22:23:36)

0

42

Замечательная Лили)
Принята

0

43

Тема пробного поста для игрока Vincent Nightray:

Восстание Цепей... Как забавно это получается. А к чему же приведёт? И каких только ещё странных мыслей только не лезло в голову Винсенту в это ясное и почти даже ничем не зыблемое утро. Он давно уже вынашивал планы... Какие? Да свои... Секретные. Про смерть, возрождение и завоевание. Да и вообще, если есть голована плечах, можно любой катаклизм, вроде недавно произошедшего восстания, заставить играть на руку. Например...

0

44

Тема пробного поста для игрока Alyss:

Восстание цепей... Скучное, неинтересное... Не такое фееричное, каким его ожидала увидеть сама Воля Бездны... Одно лишь навевало улыбку на лицо - способность управлять своей собственной сестрой - Алисой... Да и не только ей, а всеми, в том числе и надоедливой Пандорой... А почему бы не заманить в свои хоромы ту самую Алису?... А почему бы не устроить игру, игру на выживание?... Алиса, Джек Безариус, Глен Баскервилль... Да, вернуть всё вспять, заставить их снова встретиться на самых нижних этажах Бездны!... И смотреть со стороны на то, как всё уходит...

0

45

Тема пробного поста для игрока Elliot Nightray:

Второе нападение Цепей... Поразительная систематичность однако... Особых потерь так и не случилось, но... Пандора как всегда решила действовать, не опираясь ни на какие понятия логики и морали... И на этот раз карающий меч укзал на юного Безариуса, на собрании которого было решено "изолировать" от общества... И правда, кого в этом мире волнует, справедливо иль не справедливо?.. Ведь даже присутствующие на собрании несогласные не знали, что и сказать...

0

46

Найтреям, можно сказать, повезло. Элиот не знал, чем руководствовались цепи или их предводитель – должен же у них быть кто-то главный, кто указывает, что им делать, и движет ими как фигурами на шахматной доске стратегии. Иначе ради чего тогда совершать столь дикие поступки? Покушаться на великие дома – верх наглости, и пусть, поначалу, им на руку сыграла неожиданность нападения, логично было предположить, что остальные дома догадаются усилить охрану. Он избегал разговоров о Воле Бездны, потому что не знал о ней ничего; когда не знаешь, лучше держать язык за зубами. Разумеется, этого простого правила юный дворянин придерживался далеко не всегда. Скорее, в некоторых случаях почти совсем никогда – что на уме, то и на языке. Но все касаемо Бездны было окутано тягучей тайной; родители с рождения по возможности всеми силами старались огородить своих детей от любых знаний о ней, сама тема была довольно щекотлива и не поднималась. Элиоту оставалось лишь ловить короткие обрывки разговоров, да молча слушать редкие размышления старших братьев. Когда было кого слушать. Элиот, нахмурившись, потер лоб, взъерошив без того растрепанную челку. Он хорошо помнил скандал, который закатил отец, когда узнал, что Элиоту показали детский приют, что он побывал в этом месте на окраине Сабрие. Конечно, он беспокоится за отпрыска, но ведь тот уже не маленький! Во-первых, сам может за себя постоять, и,  во-вторых, хорош из него наследник, когда он собственных владений не знает!
Элиот подозревал, что характером пошел в отца. Герцог Найтрей был вспыльчивым человеком и любил покричать. Когда он вернулся с собрания с несколькими людьми в черно-белой форме, не нужно было напрягать слух, чтобы услышать, о чем велась речь в его кабинете. Элиот раздраженно шатался взад-вперед по темному коридору, предусмотрительно сбежав от Лео и сестры, чтобы никто не знал, чем он вздумал заниматься. Не хватало еще, чтобы его поймали за таким непристойным делом, как подслушивание! Но что ему еще оставалось делать, когда отец толком ничего не говорил, а правду знать хотелось. Из бурных обсуждений в кабинете он понял, что раз на Безариусов не было нападения, «Пандора» сделала их козлами отпущения. На какую-то долю секунды Элиота охватило злорадство, высунувшее острую мордочку из глубины души, – впервые в жизни засомневались в потомках героя Сабрийской трагедии, а не в Найтреях! – но он быстро прекратил тешить самолюбие. «Пандора» слишком поспешно сделала выводы. Это запросто могло быть уловкой. Или Цепи одумались и решили повременить с нападением – какой толк будет в том, если их всех перебьют? Может, мелкий Безариус ни при чем, на нем свет клином не сошелся. Он готов руку дать на отсечение, что большая часть «Пандоры» вообще с ним ни разу не встречалась! Зато Элиот видел, что это за мальчишка. При таком сопливом поведении разве можно быть виновником нападения Цепей? Да и никакой пользы в заключении Оза под стражу Элиот не видел. Справедливо ли было отыгрываться на Безариусе или нет, речь сейчас шла не о том. Главным было не навредить и, в лучшем случае, найти хоть какую-то зацепку.
«Если его запрут где-нибудь и приставят охранников, до принцессы будет нелегко добраться…» - Элиот сам не заметил, как решил, что разговора с Озом не избежать.

0

47

Я в шоке... в шоке!
Принят

0

48

Прекрасно, замечательно, просто невероятно... Цепи вырвались наружу! Все они действую только так, как хочет Воля! Сейчас она решает судьбы многих людей, но самой повелительнице Бездны на всех плевать! Её оставили одну, совсем одну! Джек, Оз... Все они выбрали не её, другую Алису! Она забрала у Воли всё... Всех! Ни оставила ничего. Почему сейчас она счастлива? Она выбралась из Бездны, с ней рядом дорогие ей люди, а Воля снова одна!
На лице безумная улыбка, сейчас ей плевать на всех и вся. Сейчас начнётся новое восстание, восстание цепей. Порождений Бездны. Тех, кого действительно стоит бояться. Пандора? А что Пандора сможет сделать? Первый раз у них ничего не получилось, если бы конечно не Оз Безариус и прочие обстоятельства, не получится и в этот раз.
Глупо, глупо и нелепо было думать Воле, что хоть кто-нибудь сможет её понять. Хватит, довольно. Она не хочет продолжать больше. Всё закончится, сейчас. Пусть они живут, они снова пытаются сражаться, защищают дорогое и ценное для себя. Пускай. Воля отступит. Она итак уже достаточно насолила своей сестре. Теперь он может управлять ею.
Зловещий смех, даже хохот, раздался в комнате повелительницы Бездны. Что же, Алиса, теперь у тебя наверняка появятся проблемы. Воле в общем-то нет дела до судьбы сестры. Она просто жаждет мести. Настоящей мести. Чтобы Алиса, когда-то её сестра, почувствовала настоящую боль. Боль не физически вовсе. Чтобы она испытывала страдания и жила с ними. От этого Белой Алисе только лучше. Она и сама поразвлекается.
Ах да... Глен и Джек. Воля захватывает к себе Джека Безариуса и Глена Баскервилля, возвратя им, хоть на нижнем ярусе Бездны, возможность вернуться словно бы в те самые старые времена... У Белой Алисы на это есть свои мотивы. - Глупые! Глупые люди! Вы никогда ничего не понимали! Ни-че-го! Тряситесь и дальше за свои жалкие шкурки! - тихие, еле слышные шаги по каменной плитке в комнате Воли. Она идёт босиком, но почему-то она никогда не чувствует холода. Интересно, почему? Может и чувствовать уже больше нечего? На секунду девушка останавливается, будто бы задумавшись над всем тем, что она творит, но только доля секунды, а после в глазах снова загорается зловещий огонёк. Что Воля сделает в этот раз? Возможно что-то ещё ужаснее, что-то, что вновь унесёт множество жизней, но девушке плевать. Слишком долго она провела в Бездне, и слишком сильно её сердце захватил этот хаос, эта пустота, и... Боль.

Отредактировано Alyss (2011-06-06 15:22:46)

0

49

А мне нрааавится. Чудесная Воля, на мой взгляд. Единственное - определись, Вессалиус или Безариус х)
А так, от меня - принята, ждем Локи (да простит меня Шер, если она собиралась еще вернуться).

0

50

Gilbert Nightray
м... Безариусом будет) исправила)

0

51

властью, данной мне великой Шерон хD, принимаю х)

0

52

Тема пробника для Линды:
Девушке, ну, допустим, 17 лет. И она присутствует на очередном балу, где должна поговорить с особами, Линде неприятными, что очень мягко сказано. Но от расположения этих особ зависти нечто, очень для девушки важное. Как она будет говорить? Что будет делать? Как себя поведет?
Удачи и вдохновения.

0

53

Тема пробника для Лоли:
Представим, что Лоли пришлось залючить контракт с человеком. У него банальное желание - вернуть все назад, отыграть, переделать. Что чувствует Лоли, когда слышит такое желание? Ведь она тоже когда-то хотела вернуть время и отомстить. И что же Цепь будет чувствовать и думать, когда ее контрактора наконец-то утянет в Бездну на встречу с верной смертью?
Удачи и вдохновения.

0

54

Баярд. Какое же странное имя, не подходящее этому человеку. Так обычно называют любимых собак в семье, на первый зов которых сбегаются табунами слуги.
Лоли парила в воздухе, протягивая руку молодому человеку. 
- Все, что тебе нужно - это только заключить со мной контракт. Я исполню любое твое желание.
Рука затянута в черную кожаную перчатку, такую неприятную на ощупь. Пальцы длинные и тонкие. Красиво и немного устрашающе одновременно. 
- Я хочу вернуть ее назад. - голос, срывающийся на шепот. - Мою принцессу, мою Эмили... - а в глазах - неподдельная печаль. "Любит наверное..." - думает Лоли, спускаясь чуть ниже. Почему-то становится невыносимо больно. 
"Меня бы кто так любил..."
Она ведь тоже хотела вернуть любимого братика. Нет, не мать, а именно его. Под чьим контролем росла и кем была любима больше жизни.  А ведь его желание банально. Каждый человек, прознавший про силу Цепи, желает что-то поменять в своем прошлом. И удается это только единицам. 
- Наивный. Ты действительно веришь в эту чушь, что распускают люди о Цепях?  - Лоли и сама толком не знает, зачем задает своему будущему хозяину этот вопрос. 
Молодой человек кивает. Ведь это последний шанс спасти любимую дочь. 
- Лоли, я хочу заключить с тобой контракт. Помоги мне, - пальцы немедленно соприкасаются с маленькой ладошкой. Девочка закрывает глаза. Как жаль. А ведь он ей понравился, и ей будет больно, когда его затянет туда, в самую глубь Бездны. 
- Да, мой господин. Я сделаю все, что в моих силах. Я сделаю все, что поможет спасти Вашу дочь.
Как обидно. Из-за одной нелепой случайности  человек становится инвалидом. 
Лоли часто думала над рассказом  Баярда, сидя возле его кровати. Она проводила почти все время возле него, но лишь ночью становилась заметной для людских глаз. 
Ей было жалко Эмили. Белокурая девочка с изумрудными глазами сразу понравилась ей. Такую нельзя было не полюбить с первого взгляда. 
Поэтому ей хотелось спасти хозяина, не дать уйти ему в Бездну, к госпоже Воле. Он ведь станет такой же Цепью, как и она сама, будет пудрить несчастному или несчастной мозги на тему "Я смогу сделать для Вас все, что Вы пожелаете", а Эмили останется одна, совсем одна в этом жестоком мире. 
Как и Лоли тогда. 
В ту минуту, когда они заключили контракт, Баярд сам подписал смертный приговор. Неужто действительно не знал, на что идет? 
- Мне жаль Вас, господин, - почтительно склонила голову Ло. - Вы не видите дальше своих желаний.
Девочка раньше не желала стать чьей-то слугой. Люди не нравились ей и внешне, и внутренне. Все с одним желанием, с одним ошалелым взглядом...
А Баярд... Он хоть и не отличается от них, тоже хочет спасти кого-то дорогого сердцу, но что-то в этом человеке привлекло Лоли настолько, что, возможно, она даже влюбилась в него. 
И когда хозяина не стало рядом, Цепь впервые задумалась над тем, чтобы выбраться из Бездны навсегда. Раньше этот вопрос сразу отпадал, вспомни она ужасное поведение своих одноклассников, своего отца... Но теперь ей хотелось найти свое место там, в ином мире, и стать кому-то по-настоящему полезной. Баярду помочь она не смогла, но обязательно поможет Эмили, когда выберется.

Отредактировано Loly (2011-06-13 13:33:54)

0

55

Во-первых, речь персонажей. Своя - жирным, а чужая - подчеркнутым. Не смешивайте, пожалуйста. Во-вторых, в той же речи. Она оформляется так:
- Речь перса, (?, !) - речь автора. - Речь перса.
Речь автора:
- Речь перса.
И никак по-другому. Прошу подправить, имеются неточности. И не смешивайте свою и чужую речь, опять же.
В-третьих, точки в речи перса не ставятся, если после тире идет речь автора, только зпт или ?/!.
В-четвертых, почему каждый человек, затянутый в Бездну, должен становиться Цепью? Исправить.
В-пятых, когда это я говорил про Оза? В теме пробника этого не упоминалось, убрать.

Исправляйте.

0

56

Прошу прощения.
Голова болела адски.
Сейчас исправила.

0

57

вдохновение малость подвело Т_Т
Темный коридор. Свечи на стенах едва освещали его, искажая стены узорами, от которых, порой, шли мурашки по коже. Можно было бы подумать, что это коридор в какой-то тюрьме или просто заброшенном доме, так как уюта в нем не чувствовалось абсолютно. Со стороны могло показаться, что это даже больше музей, чем жилой дом: дорогие канделябры на стенах, тяжелые шторы на окнах, ковры, ноги в которых утопали, как только на них становились, и, конечно, картины. Только они изображали не пейзажи  и не натюрморты. Со стен смотрели мужчины и женщины в дорогих одеждах и с одинаковыми "наклеенными" улыбками на лицах. Это были представители семейства Нозен. Одинаковые тяжелые взгляды, бледные лица, выразительные глаза... Это то, что объединяло все портреты. Внезапно пламя ближе стоящий свечи дрогнуло и покачнулось, где-то хлопнула дверь, и послышались тихие шаги, скрываемые коврами.
Язык пламени затрепыхался, как будто хотел спастись от чего-то. Или от кого-то? Шаги же звучали все ближе, и тут из-за поворота выскользнула тень. Хозяина ее было трудно разглядеть до того момента, как он не попал в свет одной из свечей. Это оказалась девушка лет 17-19. В таком возрасте нельзя было точно определить. Одета она была в длинное серебристое платье, волосы были забраны в высокую прическу, украшенную несколькими сапфирами, спину девица держала ровно, как будто проглотила как минимум кол. Со стороны она выглядела как истинная леди. Только вот взгляд у этой "леди" был чересчур недовольным, да и походка была отнюдь не той, которой хотят дамы и девушки в высшем обществе. Это была последняя из Нозенов - Линда. Выдавала ее все та же аристократическая кожа и пронзительные голубые глаза с легким отливом зеленого. Девушка шла по коридору, даже не смотря на портреты предков, лицо ее было сосредоточено, а губы поджаты. Она с самого утра была не в духе, так как пришлось перенести бал. Этот прием планировался только на следующей неделе, но планы пришлось поменять, как только Нозен-младшая узнала, что одно ну очень почтительное семейство прибывает в Лондон из Парижа на неделю раньше. Семейство Картрайд. Они не так давно переехали в Париж в свой новый особняк, хотя раньше их место жительства находилось в пригороде Лондона. Линда их знала еще с детства. У них рос сын, всего на год старшее ее самой. Роджер... От одного имени хорошенькое личико наследницы состояния кривилось. Парень ей никогда не нравился. Слишком заносчивый и высокомерные, даже слова он проговаривал, растягивая нотки. "Быстрей бы кончился этот дурдом", - фыркнула про себя Линда, пересекая коридор. Она бы ни за что не пригласила Картрайдов, но дело было в том, что статус их был выше, чем у Нозенов. Они являлись наиболее влиятельными особами. Даже влиятельнее, чем ее отец. При вспоминании об отце глаза девушки невольно скользнули по стене. Туда, где не так давно повесили его портрет.
Линда остановилась и, повернув голову, взглянула на холст. На нем был изображен статный светловолосый мужчина с ярко-голубыми глазами, режущими, словно скальпель. Художник смог отобразить всю сущность предыдущего владельца. А именно глаза всегда отражали внутренний мир Нозена-старшего. Правду ведь говорят, что глаза - зеркало души. Глаза блондинки на миг задержались на лице отца. То ли игра света, то ли шутку сыграл ее собственный помутневший рассудок, но девушке показалось, что мужчина улыбнулся дочери. Нозен вздрогнула. Как же ей не хватало улыбки отца... "А ты ведь наверняка не знал, что все так закончится из-за твоей любимой дочурки. Что теперь ты будешь спокойно почивать в могиле, а я буду бороться за семейное состояние, пока твой близкий друг будет пытаться растратить его ", - губы девушки чуть дрогнули. Больно. Было больно. Осознавать то, что все разрушилось из-за какой-то маленькой случайности. Рука девушки сжалась в кулак. Она практически каждую ночь думала, каким образом можно восстановить состояние и при этом остаться живой. Пока на ум приходил единственный вариант - замужество. Линда становилась довольно популярной в обществе невестой. А статус дочери застрелившегося отца только придавал ей некоторой таинственности. С одной стороны отталкивало, но с другой стороны и притягивало к девушке. Как некогда вальсы считались едва ли не пошлыми, но все равно дамам, как и их кавалерам, хоть раз хотелось закружиться в этом танце. Девушка мотнула головой, отгоняя мысли. "По сути, Роджер и не самый плохой вариант. Остается только продолжать нравится его родителям" - мрачно усмехнулась девушка. Она осознавала свою вину перед отцом и теперь хотела хоть каким-то образом искупить ее.
Нозен-младшая развернулась и продолжила свой путь к бальному залу. Вот и дверь. Тяжелая, резная. В детстве девушке часто хотелось туда зайти, когда играла музыка. Но отец не позволял. Сейчас же звуки музыки только раздражали. Пускай они были и отрывками, но Линде казалось, что оркестр играл у нее в голове. "Ну что же, начнем представление" - кончики губ дочери военачальника дрогнули, девушка подняла руку и толкнула дверь. Свет на миг ослепил ее, поэтому голубые глаза пришлось прищурить. Линде на миг показалось, что она одновременно оглохла и ослепла. Знакомое ощущение... Ведь, по сравнению с коридором, шум и освещение тут были гораздо сильнее. Нога в изящной туфле ступила на ковер, на лице тут же расцвела приветливая улыбка. Девушка краем глаза взглянула в одно из зеркал на стене и сделала вывод, что улыбка у очковой змеи посимпатичнее.
После чего окинула взглядом зал. Как и положено, он уже был полон гостями. Никто не пренебрегал этикетом, по которому было положено являться на час раньше. Шаг, еще один. Приветливые речи, соболезнования по поводу отца, поклоны. Все это было привычным. Привычным до тошноты. "А ведь половине из них наверняка плевать, что случилось. Все видят только приветливую девушку из богатой семьи. Только предмет, который, возможно, может увеличить состояние. Противно.. " , - направление мыслей было практически всегда одинаковыми, но сейчас ее это не волновало. Необходимо было найти Картрайдов. Только успела она это подумать, как откуда-то со стороны вышла пара: полный мужчина, затянутый в свою одежду так, что пуговицы на его пузе норовили отлететь, и женщина, на голову выше мужа, но тощая, будто не ела месяца три. Она походила на скелет. Нозен-младшая едва удержалась, чтобы не поморщиться. Герцогиня Картрайд была затянута в нелепое рыжее платье, которое ну никак не шло к ее коричневым волосам. "И зачем было так себя затягивать, когда и так выглядишь как вешалка?", - окинула взглядом девушка женщину. На руках той бренчали браслеты. У Линды появилась нелепая ассоциация, что рука женщины напоминала лапу курицы, на которую, по недоразумению, натянули украшения. Но улыбка на лице блондинки ничуть не угасла от этого. Мужчина же подошел к девушке и взял руку, учтиво ее поцеловав.
- Добрый вечер, леди Нозен, - проговорил мужчина с легким акцентом. - Прекрасно выглядите,- девушка чуть улыбнулась, кивнув головой. Официальности. Как же они ее изматывали.
- Благодарю, герцог Картрайд. Рада, что посетили сегодняшний вечер ,- не менее сладостно ответила Линда, переводя взгляд с мужа на жену. - Надеюсь, поездка была не слишком утомительной?, -учтиво поинтересовалась девушка у герцогини. Женщина попыталась улыбнуться, но от этого ее лицо исказилось настолько, будто волны пошли по воде. Линда про себя усмехнулась. "Мда, герцогиня, улыбка вам не слишком идет"
- Нет, дорогая, что вы. Поездка была просто замечательной, - проговорила женщина, поправляя прическу. "Что-то поблизости не видно Роджера...", - подумала Линда, краем глаза окинув рядом пространство. Сыночка действительно не было.
- Роджер сейчас подойдет ,- быстро произнесла женщина, видимо, заметив взгляд девушки. Сзади раздалось покашливание. Линда на некоторое время застыла. "Вспомнишь его..", - мрачно скривилась девушка, с милейшей улыбкой поворачиваясь на 180 градусов. Она уже знала, кого увидит. И не ошиблась. Перед ней стояла парень, едва ли выше ее, но комплекцией пошел он явно в папочку, только волосы были в мать, а водянисто-серые глаза только еще больше вызывали у Линды раздражение.
- Добрый вечер ,- сбивчиво проговорил парень, неумело беря руку девушки и облобызав ее, будто собака. В глазах Нозен-младшей промелькнуло раздражение, которое, тем не менее, тут же угасло. Линда только через силу улыбнулась, будто у нее разом заныли все зубы. Идея выйти замуж за этого недоросля куда-то сразу испарилась. Линда достала веер, который все время был у нее за поясом и, раскрыв, приложила его к губам, будто обмахиваясь. Это был скрытый жест, сделанный для того, чтобы дать волю эмоциями на лице. Губы сразу же скривились. "Думаю, Картрайды это не заметили",- выдохнула девушка, окидывая взглядом семейство. С каждым мгновением раздражение нарастало все больше и больше. "Ну что же, прости, отец, но мне придется придумать что-нибудь другое. Быть в семействе этих... Нет, я лучше последую твоему примеру, пустив пулю в лоб",- Линда на миг прикрыла глаза. Ей следовало набраться терпения, ведь вечер только начинался...

Отредактировано Linda Northern (2011-06-15 20:22:32)

0

58

Loly, ну что же, после очень долгих мучений пробник я одобряю. От меня - с огромной натяжкой принята.
Посмотрим, что скажет Локи-сан.

0

59

Loly, ну вот и молодчина. Все, принята окончательно, добро пожаловать в игру.

0

60

Linda Northern, поздравляю, принята!

0


Вы здесь » Pandora Hearts » Подача анкет » Пробные посты